Изображение к статье

Рост, цены, зарплаты, процентные ставки – чего ждать?

Несмотря не неудовлетворенность, которую мы ежедневно слышим и видим в СМИ, дела у латвийской экономики не столь уж плохи. После спада 2020 года в прошлом году мы вернулись на докризисный уровень экономики. Для сравнения – потребовалось десять лет, чтобы объем произведенного в народном хозяйстве восстановился после предыдущей встряски 2008/2009 годов.

Кризис Covid-19 был особенным не только потому, что его течение соответствовало логике американских горок – спады в бездну чередовались резким восстановлением экономики, – но и потому, что он разрушил равновесие глобальной экономики. Поначалу вирус «поставил мир на паузу», однако центральные банки и правительства делали все, чтобы вернуть пациента к жизни – печатались деньги, сохранялись рабочие места, платилась зарплата за простой и выделялись щедрые пособия. Предприятия вели себя как при обычном кризисе – уменьшали производственные мощности, откладывали инвестиции, однако теперь выяснилось, что кризис не был обычным, а преподнес немало сюрпризов. У потребителей, сохранивших доходы и скучающих дома,  спрос на товары резко вернулся уже во второй половине 2020 года, однако предложение – способность экономики производить – было к этому не готово. Это способствовало наблюдавшимся в прошлом году нехватке сырья и компонентов и проблемам с логистикой. К тому же нежданно-негаданно объявился энергетический кризис, который коренится и в вышеупомянутом подъеме спроса, и в неблагоприятных погодных условиях и политике России. Обострения и задержки в одном «звене цепи» экономики привели к обострениям и в других звеньях – поэтому проблемы не решаются так быстро, как хотелось бы надеяться.

Последствия, которые каждый из нас видит в своих кошельках, – явление, с которым мы давно не сталкивались. А именно – инфляция: средний уровень цен в январе был почти на 8% выше, чем годом ранее. Для сравнения: уровень цен в среднем с 2015 года ежегодно рос лишь на 1.7% – инфляция долго не была на первых местах списка наших проблем. Особенно потому, что средняя зарплата в этот период каждый год росла более чем на 7% – намного быстрее цен.

Иначе говоря – население в целом становилось зажиточнее.

Правда, не стоит забывать, что в Латвии имеется большое неравенство. Кризис тут не стал помощником, поскольку кошелькам наиболее зажиточной части населения он не насолил и даже помог наращивать накопления. Намного в более сложной ситуации, чем средний трудоустроенный житель, находятся малообеспеченные, пенсионеры и те, кто полагается на государственные пособия. Им, чтобы «перезимовать» этот период резкой инфляции, остро необходима государственная поддержка.

Обострения, возникшие из-за кризиса Covid-19, исчезли или хотя бы существенно уменьшились. Цены на газ в этом году еще останутся сравнительно высокими, однако, скорее всего, не продолжат расти – если только мы не увидим обострения геополитического кризиса. К тому же в последующие годы и цены на энергоресурсы нормализуются, правда, вероятнее всего, оставшись выше докризисного уровня. Все это поможет притормозить стремительный подъем цен, который сейчас наблюдается в мире и в Латвии.

Однако инфляции в этом году будут способствовать так называемые «вторичные эффекты». Цены по инерции будут расти, а предприятия продолжат переносить удорожание сырья и энергоресурсов на конечные товары и услуги. К тому же все более значимой движущей силой цен в условиях нехватки рабочей силы станет рост расходов на рабочую силу. Поэтому столь низкую инфляцию, которую мы наблюдали в Латвии в докоронавирусные годы, скорее всего, мы больше не увидим. Ожидается, что после этого скачка уровень цен будет расти примерно на 3% в год – быстрее, чем до кризиса, но существенно умереннее, чем сегодня. В свою очередь, ситуация на рынке труда продолжит улучшаться – безработица сократится, а подъем зарплат мы прогнозируем в размере около 8%. Это значит, что мы вернемся к привычной ситуации – жители будут становиться в целом зажиточнее, а покупательная способность в экономике будет расти.

Будут ли с высокой инфляцией подниматься и процентные ставки? Стражи инфляции – центральные банки – принимают решения по процентным ставкам в зависимости от того, какова среднесрочная перспектива инфляции. Поэтому открытым остается вопрос – продолжится ли резкий подъем цен и в последующие годы или же это был отдельный эпизод, а впоследствии мы вновь увидим инфляцию, которая не превышает цели центральных банков в 2%? В США угроза высокой инфляции в среднесрочной перспективе намного выше, чем в Европе, поэтому Центральный банк США в этом году несколько раз поднимет ставки, в то время как Европейский центральный банк (ЕЦБ) пока будет ожидать. Даже если ЕЦБ все же сообщит о постепенном поднятии ставок, они, скорее всего, по-прежнему останутся очень низкими.

Плохо ли у нас идут дела? Я бы сказала, что нет. Могло бы быть лучше? Несомненно – да.

Сейчас из-за высоких счетов у многих домохозяйств ситуация сложная, есть ряд отраслей, которые по-прежнему не могут реально восстановиться от кризиса Covid-19, и мы все устали от вируса и ограничений. Однако мы выкарабкаемся и из этой ямы, и ближайшие годы для латвийской экономики обещают быть скорее хорошими – ждем рост. Большой риск связан с развитием инфляции в ближайшие годы. С одной стороны, ее будет определять мировая динамика инфляции, и тут мы ни на что не можем повлиять. С другой стороны – в Латвии инфляцию будут усиливать и такие внутренние факторы, как рост расходов на рабочую силу, а масла в огонь могут подлить и неспособность правительства предоставить целевую поддержку и растущее желание в год выборов обширно тратить.